Публикации за месяц Сентябрь 2020
Прочитать

Страховые взносы для ИП в 2021 году индексировать не будут

В 2022 году предлагается проиндексировать тарифы страховых взносов для индивидуальных предпринимателей на пенсионное страхование на уровень среднемесячной зарплаты, на медстрахование — на уровень инфляции в четыре процента, а в 2021 году — не индексировать эти тарифы вовсе. 

Во втором чтении 22 сентября Госдумой приняты поправки в Налоговый кодекс, устанавливающие фиксированные размеры страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (ОПС) и обязательное медицинское страхование (ОМС) на 2021-2023 годы для индивидуальных предпринимателей, не имеющих наёмных работников.  Законопроект касается индивидуальных предпринимателей, нотариусов, адвокатов  и иных лиц, занимающихся частной практикой.

Сейчас зафиксированные тарифы страховых взносов установлены только по 2020 год включительно, пояснил замминистра финансов Алексей Сазанов. В 2021 году, по его словам, предлагается не индексировать тарифы страховых взносов. В 2022 году тарифы страховых взносов на ОПС предлагается проиндексировать на уровень среднемесячной зарплаты, а на ОМС — на уровень инфляции 4 процента. В 2023 году предполагается аналогичная индексация, пояснил Сазанов.

«Мораторий для увеличения ставки тарифов на страховые взносы в 2021 году отвечает интересам индивидуальных предпринимателей и является продолжением позиции по их поддержке с учётом неблагополучной эпидемиологической ситуации. В то же время ставки на 2022 и 2023 год приемлемые», — отметил член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Айрат Фаррахов, представляя позицию комитета по законопроекту.  Это, безусловно, существенная поддержка для индивидуальных предпринимателей и возможность реализовать их пенсионные права и право на качественную и доступную медпомощь, полагает он.

В свою очередь замминистра финансов добавил, что именно предложенная индексация тарифов страховых взносов в  2022 и 2023 годах позволит в полном объёме обеспечить пенсионные права индивидуальных предпринимателей в будущем. «Поэтому эта индексация необходима», — добавил он.

Подробрее
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Прочитать

Бюджет образующий: сможет ли бизнес смягчить план налоговых изъятий

От повышения НДФЛ для богатых, увеличения акцизов и пересмотра условий для нефтяников Минфин ждет 1,8 трлн рублей.

Предприниматели будут до последнего сопротивляться планам правительства ужесточить фискальную нагрузку на ресурсный бизнес. Так эксперты прокомментировали одобрение профильным комитетом Госдумы резонансного пакета законопроектов, направленного на пополнение бюджета в кризис, — роста налогов на металлургию, отмены льгот и пересмотра условий для нефтяной отрасли. От фискальной мобилизации, которая также включает повышение НДФЛ для богатых, налог на депозиты, увеличение акцизов на табак и ряд других мер, Минфин ожидает поступления 1,8 трлн рублей уже в следующие три года. При этом даже предприниматели активизируют лобби, шансов принципиально изменить новые правила в свою пользу у них немного, считают эксперты.

Первый рубеж

21 сентября Минфину удалось заручиться поддержкой профильного подразделения Госдумы по поводу планов повысить фискальную нагрузку на крупный бизнес — комитет по бюджету и налогам одобрил соответствующий пакет законопроектов и рекомендовал принять его в первом чтении. Предложения правительства предусматривают:

  • Рост ставок налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для предприятий черной и цветной металлургии, а также производителей удобрений в 3,5 раза. Такая мера должна принести в бюджет 56 млрд рублей в следующем году.
  • Временное — на три года — повышение НДПИ в 1,5 раза для отдельных нефтегазовых месторождений, где применяется режим налога на дополнительный доход. Этот шаг должен компенсировать бюджету непредвиденно высокие недопоступления от запуска НДД. Выпадающие доходы казны, по оценке Минфина, составили 213 млрд рублей, новые правила должны возместить 190 млрд до конца 2023 года.
  • Отмена налоговых льгот для добычи нефти на выработанных месторождениях и экспорта сверхвязких видов черного золота. Это может принести в бюджет 260 млрд уже в следующем году.
  • Предоставление новых преференций для нефтегазовых компаний только под обязательства инвестировать сэкономленные на налогах средства.

Ранее эти инициативы вызвали бурную и весьма негативную реакцию бизнеса. Его представители обращались к президенту и правительству с просьбами не допустить одобрения этих законопроектов. Так, глава РСПП Александр Шохин в письме к премьеру Михаилу Мишустину отметил, что законопроект Минфина о повышении НДПИ с компаниями не обсуждался и такой шаг нарушает принцип стабильных налоговых условий для бизнеса, о котором говорил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию. Повышение ставки создает серьезные риски вплоть до закрытия предприятий и сокращения рабочих мест, сочли в РСПП.

Председатель правительства РФ Михаил Мишустин
Фото: РИА Новости/Дмитрий Астахов

Главы крупнейших нефтекомпаний ранее жаловались Владимиру Путину на корректировку параметров НДД. Их аргументы были аналогичными: изменения режима подрывают стабильность, ведут к ухудшению условий реализации проектов и чреваты их закрытием.

При обсуждении законопроекта в Госдуме подход Минфина также вызвал возражения и у части депутатов. Например, Михаил Щапов из КПРФ заявил, что ужесточение налоговых условий ставит под угрозу проект Иркутской нефтяной компании по строительству завода полимеров. Член ЛДПР Сергей Катасонов отметил, что повышение ставки НДПИ целесообразнее было бы индивидуализировать, поскольку у всех компаний разная рентабельность.

А вот представитель правительства — замминистра финансов Алексей Сазанов — ответил на подобные высказывания довольно категорично. Он заявил, что у компаний, которые подпадают под повышение налогов, зачастую сверхвысокая рентабельность, поэтому принципиального ухудшения их финансового положения не произойдет. Угроз для инвестпроектов новые правила не создают, уверен он, — чтобы компенсировать уменьшение денежных потоков, бизнес может снизить суммы выплат дивидендов акционерам.

Включат лобби

Инициатива правительства повысить рентные сборы оказалась довольно резонансной, но рано или поздно — вне зависимости от коронакризиса — такой шаг был бы предпринят, уверен член комитета Госдумы по бюджету и налогам Айрат Фаррахов. Кризис лишь послужил толчком для более основательного мониторинга рентабельности компаний, соотношения их инвестиций к накопленной прибыли и так далее, отметил депутат. Выравнивать налоговую нагрузку между отраслями в любом случае пришлось бы — только, возможно, в иных условиях этот процесс был бы более растянут во времени.

Несмотря на то что инициатива повышения нагрузки для ресурсодобывающих компаний по большей части политическая, бизнес будет обязательно стараться всеми силами смягчить удар, уверен директор Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Владимир Климанов. У крупных предпринимателей есть лоббистский потенциал и теоретически окончательная редакция законопроектов может оказаться более мягкой, чем сейчас, полагает эксперт.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

22 сентября первый вице-премьер Андрей Белоусов проведет встречу с представителями крупного бизнеса, где планируется обсудить влияние налоговой нагрузки на условия ведения предпринимательской деятельности и возможности дифференциации НДПИ с учетом новых инвестиционных проектов, сообщал ранее представитель зампредседателя правительства.

Законопроекты о повышении НДПИ, корректировке режима НДД и отмене льгот для нефтегазовых месторождений бюджетообразующие, отметил Айрат Фаррахов. Через неделю — 1 октября — проект финансового плана на 2021–2023 годы будет внесен в Госдуму. Он уже прошел очень серьезное обсуждение, все ключевые источники доходов сформированы, поэтому концепция вряд ли будет существенно меняться, уверен депутат.

Доходы бюджета на 2021–2023 годы прогнозируются в размере 18,7, 20,6 и 22,3 трлн рублей соответственно. Расходы запланированы на уровне 21,5, 22,4 и 23,7 трлн. Суммарный дефицит за три года, таким образом, составит почти 5,5 трлн рублей. Разрыв при этом мог бы быть еще выше. Для контроля над дефицитом и поддержания высокого уровня расходов Минфин уже предусмотрел специальный план мобилизации доходов — об этом говорится в пояснительной записке к проекту бюджета (есть у «Известий»). Кроме повышения ставок НДПИ и маневра в нефтяной отрасли в него включен рост акцизов на табачную продукцию, 15-процентный НДФЛ на доходы граждан свыше 5 млн рублей в месяц, налог на прибыль с депозитов и ценных бумаг. За три года план должен сгенерировать для бюджета порядка 1,8 трлн рублей доходов.

В пресс-службе Минфина «Известиям» заявили, что изменения направлены на приведение нагрузки в различных добывающих секторах к среднемировому уровню. Например, уровень налогообложения по многокомпонентным рудам в процентах от выручки в России один из самых низких, уточнили там. Меры носят не только антикризисный характер для мобилизации средств в бюджет, но и направлены в целом на выравнивание налоговой нагрузки в разных отраслях, подчеркнули в ведомстве.

Подробрее
Прочитать

Фаррахов рассказал, какие ошибки учтут депутаты при утверждении бюджета 2021-2023 гг.

Проблемы при исполнении бюджета в относительно благополучном 2019 году будут проанализированы и учтены при формировании бюджета на 2021 год и плановый период 2022-2023 годов. Об этом сообщил «Парламентской газете» член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Айрат Фаррахов 21 сентября.

Несмотря на то что прошлогодний бюджет был «в плюсе», то есть профицитным, его исполнение не было беспроблемным, «плюс оказался ниже, чем прогнозировалось ранее». По словам Айрата Фаррахова, на заседании бюджетного комитета 21 сентября прозвучали вопросы по поводу низкого исполнения бюджета.

«Но связано это было с тем, что Правительство жёстко контролировало исполнение бюджета и именно это позволило добиться его максимальной эффективности. При этом Счётная палата отмечала низкое исполнение федеральной адресной инвестпрограммы», — уточнил депутат, добавив, что в прошлом году не были введены в строй «крайне много объектов».

Фаррахов отметил, что анализ прошлых ошибок позволит выработать новые подходы к оценке эффективности государственных программ, реализации федеральной адресной инвестпрограммы и к приватизации, доходы от которой в прошлом году оказались самыми низкими.

«В любом случае, анализ исполнения бюджета в 2019 году, несмотря на то, что в 2020 году ситуация поменялась в связи с пандемией, ляжет в основу при определении стратегий и формирования бюджета на 2021 год», — подчеркнул Айрат Фаррахов.

Подробрее
Прочитать

Депутат назвал риски повышения акцизов на сигареты

Планы поднять акцизы на табачную продукцию на 20 процентов справедливы и обоснованны, но вместе с тем это может привести к существенному росту теневого рынка. Об этом «Парламентской газете» сказал член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Айрат Фаррахов.

Министерство финансов предлагает повысить акцизы на табачную продукцию и электронные сигареты на 20 процентов с 2021 года, сообщили СМИ. Таким образом, ведомство хочет компенсировать расходы бюджета, связанные с борьбой с эпидемией коронавируса. По расчётам экспертов, цена на пачку сигарет станет выше примерно на 20 рублей.

«В условиях имеющихся бюджетных ограничений эта мера предсказуемая и абсолютно правильная», — отметил Айрат Фаррахов. Помимо поступления доходов в бюджет, повышение акцизов также поможет в борьбе с табачной зависимостью россиян, добавил депутат.

Однако повышение акциза может спровоцировать активизацию нелегального рынка табачной продукции. Это может помешать получить запланированные доходы в бюджет и снизить количество курильщиков, полагает Фаррахов.

Поэтому, по его мнению, важно предпринять ряд дополнительных шагов, направленных конкретно на противодействие контрафакту. Одним из них должна стать гармонизация акцизных ставок на территории стран — участниц Евразийского экономического союза, куда, помимо России, входят Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия.

«Одним из главных источников «серого» табака являются страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Поэтому существенное повышение акциза без зеркальных мер, принятых странами ЕАЭС, будет подпитывать теневой рынок в России. Акциз на табак в России примерно в четыре раза выше, чем в Белоруссии и ряде других стран», — подчеркнул Айрат Фаррахов.

Подробрее
Фото: Максим Платонов
Прочитать

Коронавирус поставил под угрозу исполнение многомиллиардного госзаказа на помощь по ОМС

Медики Татарстана наверстывают упущенное из-за COVID-19 время

В Татарстане пандемия коронавируса поставила по угрозу срыва 100%-ное исполнение программы обязательного медицинского страхования стоимостью 57,6 млрд рублей. Крупнейшие исполнители госзаказа — РКБ, РКИБ, 7-я и 16-я городские больницы Казани, чьи койки «ушли» под COVID-госпитали, лишь в начале сентября с отставанием на несколько месяцев смогли возобновить проведение плановых высокотехнологичных операций и прием стационарных больных. В результате каждый второй нуждающийся в такой медицинской помощи не получил ее в этом году, отмечают врачи. По данным ТФОМС, текущий уровень исполнения программы высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) составил 56,2%. Так что после снятия карантина медикам необходимо наверстать объемы работ по ВМП на 4 млрд рублей федеральных субсидий. Впрочем, депутат Госдумы от Татарстана, экс-глава татарстанского Минздрава Айрат Фаррахов не считает эти цифры критичными, но согласен с тем, что бюджет здравоохранения необходимо исполнить «без остатков». Иначе будет «зарублен» бюджет системы на 2021 год.

Как COVID-19 «заразил» программу ВМП

С отменой ограничений татарстанская система здравоохранения начала возвращаться к плановому приему пациентов. Однако под ударом оказалось исполнение территориальной программы ОМС. Как сообщил Территориальный фонд обязательного медицинского страхования республики (ТФОМС РТ), в этом году ритмичное исполнение бюджета здравоохранения затормозилось из-за пандемии COVID-19.

Как известно, с апреля крупнейшие больницы и медицинские центры — исполнители программы ВМП отменили плановые операции по причине перепрофилирования под лечение пациентов с коронавирусом. Остальные больницы с началом эпидемии ввели запрет на стационарные плановые госпитализации больных, за исключением случаев угрозы жизни. В результате, по данным ТФОМС, по итогам 8 месяцев лечебные учреждения оказали медицинскую помощь на 35,5 млрд рублей при годовом бюджетном задании в 57,6 млрд рублей, или на 61,8%. Стоит заметить, что программа ОМС почти на 80% финансируется из федерального бюджета. В нее «вшито» 48 млрд рублей федеральных субвенций, из которых освоено 32,4 млрд рублей, свидетельствуют данные ТФОМС.

С апреля крупнейшие больницы и медицинские центры — исполнители программы ВМП отменили плановые операции по причине перепрофилирования под лечение пациентов с коронавирусом.
Фото Максима Платонова

Каждый второй пациент остался без высокотехнологичной медпомощи

Особенно значительное сокращение объемов произошло в части оказания высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), слухопротезирования и зубопротезирования. По данным ТФОМС, объем государственного задания был выполнен на 5 млрд рублей при плане 8,7 млрд рублей. Иначе говоря, уровень исполнения составил 56,2%. Тут важно отметить, что федеральных денег по этой линии выделено только 0,5 млрд рублей, а львиная часть в 8,2 млрд рублей — это деньги республиканского бюджета.

Тем не менее за оставшиеся до конца года 4 месяца крупнейшим клиникам-исполнителям ВМП придется наверстывать объемы по проведению операций стоимостью 4 млрд рублей. Прежде всего это касается проведения сердечно-сосудистых операций — аортокоронарное шунтирование, стентирование, которые традиционно проводятся в республиканских клиниках-исполнителях ВМП. К ним относятся РБК, МКДЦ, 7-я городская больница, а в последнее время большой объем ВМП получает и 16-я городская больница Казани.

— Это та помощь, которая направлена на борьбу с основными причинами смертности граждан. Мы давно это делаем без федеральных клиник, — заметил депутат Госдумы и экс-министр Минздрава РТ Айрат Фаррахов.

По словам врачей крупных клиник, во время пандемии значительно снизилось количество хирургических операций на различных органах, вмешательства в ортопедии и травматологии, в гинекологии, упало количество пациентов на стационарном лечении. «Все, что можно было отменить, отложили. Оказывалась только экстренная медицинская помощь», — признаются врачи. По оценке главного кардиолога Поволжья Альберта Галявича, за прошедшие полгода почти половина нуждающихся не получила данную медпомощь.

По данным врачей, без остановки работали только онкологические клиники. «Онкобольных нельзя было оставить без лечения, иначе быстро выросли бы показатели смертности в республике. Это самая большая группа риска. Они в полном объеме были обеспечены необходимой специализированной помощью во время пандемии», — рассказал «Реальному времени» один из врачей Республиканского онкологического диспансера.

За оставшееся время после снятия ограничений республиканские клиники сумеют принять всех нуждающихся пациентов, надеются в ТФОМС. «Особых отставаний по финансированию, можно сказать, нет. Все идет примерно в тех же границах, что и в прошлом году», — отметили в фонде.

По данным врачей, без остановки работали только онкологические клиники.
Фото Олега Тихонова

Оказание каких видов медицинской помощи было остановлено за время пандемии COVID-19? По каким направлениям произошел наибольший спад: травматологии, офтальмологии, хирургии внутренних органов? В ответ на этот вопрос «Реального времени» в ТФОМС сообщили, что для выявления отставания необходимо больше времени, необходимо провести выгрузку данных из базы в страховых компаниях, проанализировать: «По мере того, как медицинские организации сдадут счета за август, в сентябре появится другая картина с оказанием медуслуг».

А если останутся неосвоенные деньги? Придется возвращать?

О вероятности риска срыва программы исполнения ОМС высказался спикер татарстанского парламента Фарид Мухаметшин во время недавнего заседания правительства РТ, где Минэкономики и Минфин представили прогноз социально-экономического развития и проект консолидированного бюджета РТ на 2021—2023 годы.

Одновременно с этим директор ТФОМС Алсу Мифтахова выступила с докладом об основных параметрах бюджета системы здравоохранения. Она озвучила следующие прогнозные показатели бюджета Территориального фонда обязательного медицинского страхования: на 2021 год — 60,6 млрд рублей, на 2022 год — 63,5 млрд рублей, на 2023 год — 63,7 млрд рублей. «Расходы фонда на 2021, 2022 и 2023 годы запланированы на уровне доходов», — отметила она. Основную долю доходной части бюджета фонда составляют субвенции из бюджета Федерального фонда ОМС. На 2021 год размер субвенции Федерального фонда ОМС рассчитан исходя из нормативов, утвержденных действующей Программой госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в объеме 51,2 млрд рублей. Из них 30% составляют отчисления из бюджета Республики Татарстан на ОМС неработающего населения. Межбюджетные трансферты из бюджета Республики Татарстан на 2021 год планируются в размере 8,3 млрд рублей.

Алсу Мифтахова озвучила следующие прогнозные показатели бюджета Территориального фонда обязательного медицинского страхования: на 2021 год — 60,6 млрд рублей, на 2022 год — 63,5 млрд рублей, на 2023 год — 63,7 млрд рублей.
Фото tatarstan.ru

— Вы показываете профицит бюджета на этот год в 100,9%, — обратился Фарид Мухаметшин к главе фонда ОМС. — Если до конца года останутся неосвоенные деньги, то они останутся в бюджете республики и перейдут на следующий год?

В ответ Алсу Мифтахова заметила, что такой вариант исключается. «Согласно бюджетному кодексу РФ, неосвоенные деньги при отсутствии счетов в этом году перечисляются обратно в бюджет Федерального фонда ОМС и возврату не подлежат», — предупредила она.

— Как бы мы не «растеряли» деньги. У вас что, освоение плохо идет? — встревожился президент Татарстана Рустам Минниханов.

— В связи с ковидом были приостановлены плановые виды помощи, в том числе госпитализация. В связи с этим идет незначительное невыполнение объемов. Но мы думаем, что до конца года освоим средства, — пояснила Алсу Мифтахова.

В итоге президент дал поручение Минздраву РТ ускорить возобновление плановой стационарной медицинской помощи. Но «не приписками, а реальными оказанными услугами», — предостерег он.

Рустам Минниханов дал поручение Минздраву РТ ускорить возобновление плановой стационарной медицинской помощи.
Фото tatarstan.ru

Выход в плановый режим с сентября

Действительно, лишь в начале сентября с отставанием на несколько месяцев возобновили проведение плановых высокотехнологичных операций и прием стационарных больных крупнейшие исполнители госзаказа — РБК, МКДЦ, 7-я и 16-я городские больницы Казани. Их койки наряду с остальными клиниками были перепрофилированы под COVID-госпитали. Так, к примеру, были остановлены операции в травматологическом центре РКБ, рассказывали его врачи. Центр заработал в начале сентября. Вообще, по оценкам независимых экспертов, с середины марта в России были отложены сотни тысяч плановых операций, хотя официальных данных на этот счет нет.

Возобновление планового стационарного лечения в Казани стало возможным после завершения строительства нового корпуса Республиканской клинической инфекционной больницы. Его открыли 10 августа, но потребовалось время, чтобы вывести инфицированных больных и привести клиники в порядок. Площадь стационара составляет 15 тыс. кв. м. Он рассчитан на 232 койки, включая 12 реанимационных. При этом там есть возможность размещения до 500 коек на случай возникновения особо опасных инфекций. Больницу планируют оснастить современным высокотехнологичным медицинским оборудованием, включая аппараты ИВЛ, компьютерный томограф, рентгенологическое, эндоскопическое и УЗИ-оборудование.

Лишь в начале сентября с отставанием на несколько месяцев возобновили проведение плановых высокотехнологичных операций и прием стационарных больных крупнейшие исполнители госзаказа.
Фото Марии Горожаниновой

Это не кризис программы госгарантий, но наверстать будет трудно

Впрочем, текущее исполнение программы госгарантий оказания медицинской помощи Айрат Фаррахов не считает критичным.

— На сегодня я не считаю текущий уровень исполнения бюджета критичным. Основная причина была связана с тем, что большинство высокотехнологичных медицинских центров Татарстана были закрыты под создание ковидных госпиталей, и это понятно. Большинство этих госпиталей сейчас закрыты, и клиники начинают восстанавливать оказание высокотехнологичной медицинской помощи, восстанавливают объемы. И очень большое количество пациентов ее получило. Просто пока не представлены счета-реестры, и факт оплаты фондом не показан. Если бы они все были показаны и отражены, то эта цифра не была бы такая критичная, — убежден Фаррахов.

При этом подчеркнул, что важно освоить весь объем. Почему? «Во-первых, такого объема ВМП нет ни у кого, за исключением Москвы. Формируя бюджет на будущий год, важно не иметь остатков. Вот это критически важно, — подчеркнул он. — Я уверен, что деньги будут освоены. Главное, чтобы не было второй волны ковида, из-за чего придется снова ограничивать объемы ВМП. Надеюсь, что сегодня мы научились лечить этих пациентов. Оставшийся объем не такой большой, и его вполне реально выполнить. И завершить год с достаточным объемом ВПМ.

Не придется ли врачам работать в три смены? Это делать и невозможно. А в две и раньше работали. Надо радоваться нам самим, что у нас есть такой объем государственного задания», — считает он.

Главный кардиолог Поволжья Альберт Галявич считает, что правительство России должно внести определенные коррективы (по переносу бюджетных остатков на будущий год, — прим. ред.).

«Никто не предполагал, что 2020 год будет таким критичным. Наверстать будет нереально. Я боюсь, что если будут гнать под эти цифры, то возникнут и жалобы, и врачебные ошибки, и различные недоразумения. Я думаю, гнать не нужно. Ситуация просто беспрецедентная. И врачей винить нельзя. Сейчас надо выбирать из списка тех пациентов, которым помощь нужна безотлагательно», — считает Галявич.

Подробрее
  • 1
  • 2